Lagna39.ru
Психика и Космос
Мы из того же материала,
Что и сновиденья,
и нашу крошечную жизнь
Окутывает сон.


Шекспир, "Буря"
Write Close
Close
Мессенджеры:
Telegram
Whatsapp
Viber
VK
Skype
Cейчас, кажется найдется не много людей, которые ничего не слышали о психоанализе, учении о подсознательном или архетипах. Благодаря главному популяризатору массовых идей — Голливуду — герой фильма, талантливый психиатр или полицейский, очень часто участвует в каком-нибудь запутанном расследовании или помогает найти маньяка-убийцу, оказавшегося во власти своих демонов, буквально материализовавшихся из глубин больного подсознания. Достаточно вспомнить фильмы «Молчание ягнят», "Психо" Альфреда Хичкока, "Настоящий детектив" с Мэттью МакКонахи и Вуди Харрельсеном, фильмы Дэвида Финчера или Д. Линча чтобы понять, о чем идет речь, хотя бы в общих чертах.
Действительно, с психоанализом мы знакомы на уровне криминальной драмы. Правда, знакомы довольно поверхностно. Психоанализ, можно сказать, занял определенное место в общей структуре массовой культуры. Можно сказать, что сейчас возникла даже своеобразная мода на психоанализ. Писатели и режиссёры смело пускаются на поиски Минотавра, который ждет нас в темных и запутанных лабиринтах нашего подсознания.

Кристофер Воглер, американский продюсер и автор руководства для сценаристов "Путешествие писателя" говорит в своей книге:

"В том, что киноиндустрия постепенно впитывает идеи психоанализа, нет ничего удивительного: это – своего рода набор удобных и надежных инструментов для сценариста, продюсера или режиссера. С их помощью всегда можно создать историю, соответствующую данной ситуации и при этом драматичную, увлекательную, психологически достоверную. Любую неудавшуюся сюжетную линию можно исправить так, чтобы она оказывала на зрителя максимальное воздействие.

Эти инструменты прошли проверку временем. Они древнее египетских пирамид, Стоунхенджа и доисторических наскальных рисунков".

Воглеру вторит известнейший автор "ужастиков" Стивен Кинг:
Есть монстры внешние, которые прилетели к нам из космоса (например, фильм Камерона «Чужие»), а есть монстры внутренние, о существовании которых мы и не подозреваем, пока они не дадут о себе знать, всплыв неожиданно из глубин нашего подсознания. Борьба с этими чудовищами и является выражением чуть ли не основного конфликта тех произведений, которые и отмечены наибольшим коммерческим успехом
Стивен Кинг
Американский писатель, работающий в разнообразных жанрах, включая ужасы, триллер, фантастику, фэнтези, мистику, драму; «Король ужасов».
Совершенно закономерно в созданной в конце XX века новой "цифровой" вселенной, в мире виртуального пространства возникают все те же древние образы в виде героев компьютерных игр, сеттингов и сюжетов. В качестве примера можно привести игру Hellblade: Senua's Sacrifice. Действие игры, выполненной в духе тёмного фэнтези и психологических ужасов и основанной на кельтской и скандинавской мифологии, происходит в раннем средневековье. Её главная героиня, душевнобольная девушка-воин по имени Сенуа, отправляется в путешествие в мир мёртвых Хельхейм, чтобы спасти из рук богини Хель душу своего погибшего любовника. Сюжет игры одновременно является метафорой борьбы героини с преследующим её психозом.

Важной составляющей игры является безумие героини: Сенуа воспринимает окружающий мир сквозь призму своего психоза. Чтобы более достоверно передать состояние Сенуа, разработчики привлекли в качестве консультанта профессора Кембриджского университета Пола Флетчера; для проработки использовались архивные материалы по психиатрии 1960-х годов, содержащие личный опыт людей с ранними стадиями психозов.

Игра задумывалась как средство дать возможность другим людям пережить то, что испытывает человек с психозом.

Идеи Флетчера использовались для привнесения в игру различных тревожащих и пугающих деталей. Один из основных видов головоломок в игре — поиск в окружении скрытых фигур «рун» — основана на одном из исследований Флетчера, где было показано, что имеющие склонность к психозу люди быстрее выделяют скрытые изображения из случайного шума. Эта способность сама по себе не предполагает психической болезни — это естественная часть человеческого восприятия мира; тем не менее, у людей с выраженным психозом она очень заметна. В игре есть сцена с деревьями, покачивающимися в такт движению игрового персонажа — это переосмысление идеи о том, что страдающий психозом человек может видеть некий разумный умысел в случайных природных явлениях. Задачей разработчиков было создание атмосферы тревоги, когда игрок — как и сама Сенуа — видел бы в самых невинных образах предвестие чего-то пугающего. Слуховые галлюцинации Сенуа играют большую роль в игре — героиня постоянно слышит голоса, далёкие или шепчущие прямо в ухо; чтобы добиться желаемого эффекта, разработчики использовали метод бинауральной записи звука

По мнению Зигмунда Фрейда, понятия психической нормы просто не существует. Все мы, так или иначе, балансируем на грани безумия. А кто такие безумцы, с точки зрения этой теории? Безумцы — это люди, сумели так глубоко погрузиться в собственное подсознание, что просто не нашли в себе сил всплыть на поверхность.

Но бессознательное — это неотъемлемая часть человеческой психики. В структуре человеческой психики сознание — образование позднее и локальное. Возникнув из потребности контролировать социальную жизнь человеческих сообществ и охранять ее от разрушительного действия инстинктов и эмоций, оно лишь тонкой пленкой покрывает бурлящий и волнующий океан бессознательного, всегда грозящий прорвать эту пленку и выплеснуть на поверхность общественной или личной жизни. Здесь можно еще раз вспомнить о нашумевшем в свое время триллере «Молчание ягнят». Доктор Лектор и есть воплощение такого неудержимого бунта подсознания.

По Фрейду, именно из бессознательного художники и черпают свои потрясающие и необычные образы. Получается довольно странная диалектика: с одной стороны — бунт подсознания — это разрушение, а с другой — взрыв творческой энергии. Этот процесс в психоанализе называется сублимацией. Получается, что художник напоминает героя греческих мифов Тезея, который с помощью ариадниной нити находит способ выбраться из запутанного лабиринта своего собственного «я», убив перед этим чудовище Минотавра, а затем, выбравшись на солнечный свет, символизирующий сознание, принимается рассказывать нам, простым смертным, о своих приключениях. Вот она, скрытая история, на которой покоится психология любого творче ства — как научного, так и художественного.
Художник напоминает героя греческих мифов Тезея, который с помощью ариадниной нити находит способ выбраться из запутанного лабиринта своего собственного «я», убив перед этим чудовище Минотавра, а затем, выбравшись на солнечный свет, символизирующий сознание, принимается рассказывать нам, простым смертным, о своих приключениях.
Тот, кто творит — сублимирует, то есть сначала общается со своим подсознанием, а затем представляет результаты этого общения в формулах, таблицах или запоминающихся образах. Всем известно, что падающее яблоко натолкнуло Ньютона на открытие закона всемирного тяготения, упрощенная формула которого выглядит следующим образом: F = mg. Так, во всяком случае, нас учили в школе. А великий химик Д.И. Менделеев именно во сне увидел будущую периодическую систему. Но сон и есть то состояние человеческой психики, в котором наиболее сильно дает знать о себе наше бессознательное. Одна из работ Зигмунда Фрейда так и называется — «Психология сна». В ней он пишет:
Во времена, которые мы могли бы назвать преднаучными, люди не затруднялись в толковании сновидений. Вспоминая после пробуждения свой сон, они смотрели на него как на хорошее или дурное предзнаменование со стороны высших сил. С расцветом естественно-научного мышления вся эта остроумная мифология превратилась в психологию. И в настоящее время лишь весьма немногие из образованных людей сомневаются в том, что сновидение является продуктом психологической деятельности самого сновидящего.
Зигмунд Фрейд
Австрийский психолог, психоаналитик, психиатр и невролог. Зигмунд Фрейд наиболее известен как основатель психоанализа, который оказал значительное влияние на психологию, медицину, социологию, антропологию, литературу и искусство XX века.
Леонардо да Винчи (1452 - 1519) Итальянский художник и учёный, изобретатель, писатель, музыкант, один из крупнейших представителей искусства Высокого Возрождения, яркий пример «универсального человека».
Одна из ключевых работ того же Фрейда посвящена творчеству Леонардо да Винчи. Зигмунд Фрейд в своей знаменитой брошюре «Одно раннее воспоминание Леонардо да Винчи» (очерк Зигмунда Фрейда, опубликованный в 1910 году), пытаясь понять, откуда великий художник и изобретатель черпал свое вдохновение, приводит пересказ одного очень важного сновидения. Сам да Винчи описывал свой младенческий сон, запомнившийся ему на всю жизнь, следующим образом: «Когда я лежал в колыбели, слетел ко мне коршун, открыл мне своим хвостом рот и несколько раз этим же хвостом ударил
меня по губам».

Из этого короткого воспоминания о неясном детском сне Фрейд пытается выстроить целую теорию, в основе которой лежит прямая связь между подсознательными сексуальными влечениями художника и его творческой деятельностью, в которой эти самые сексуальные влечения приобретают форму конкретных художественных образов, что и называется сублимацией. Ворон из сна да Винчи в интерпретации Фрейда является символом кормящей матери.
Но на этом исследователь бессознательно не останавливается и, в частности, пишет: «Здесь напрашивается одна догадка… В священных иероглифах древних египтян мать обозначается изображением коршуна». И далее Фрейд продолжает: «Можем ли мы предполагать о Леонардо эти сведения, когда чтение иероглифов удалось только Франсуа Шамполиону (1790-1832)».

Вот они, лабиринты подсознания! Человек заключает в глубинах своей психики не только свой личный опыт, но и опыт всего человечества, всего доисторического прошлого. Зигмунд Фрейд, пытаясь объяснить связь коршуна и образ матери во сне да Винчи, пускается в следующие исторические изыскания. В частности, он пишет: «Займемся теперь вопросом. Каким путем древние египтяне дошли до того, что сделали коршуна символом материнства? Уже у греков и римлян религия и культура египтян сделалась предметом научной любознательности, и еще задолго до того, как мы сами научились разбирать египетские памятники, в нашем распоряжении были отдельные сведения об этом из сохранившихся произведений классической древности, произведений, отчасти принадлежавших таким известным писателям, как Страбон, Плутарх, Аммиан Марцеллин, а также дошедшая до нас под именем бога Гермеса Трисмегиста книга мудрости восточных жрецов. Из этих источников мы узнаем: коршун потому считался символом материнства, что полагали, что существуют только самки-коршуны, а самцов у этой породы птиц нет».

Главная особенность подобных фактов - отсутствие причинно-следственной связи. Бессознательные образы обретают смысл в древнеегипетских иероглифах или древних мифах, а затем, через несколько тысячелетий, возникают во сне гениального художника эпохи Возрождения.
Джозеф Кемпбелл, посвятивший жизнь изучению мифологии и ее связи с психикой, рассуждая о средневековой концепции мироздания и ее описания в "Божественной комедии" Данте Алигьери, приводит такой пример:
Сравнительные культурологические исследования продемонстрировали, вне всякого сомнения, что подобные мифические легенды можно обнаружить повсюду, где живет человек. Когда Кортес со своими католиками-испанцами прибыли в Мексику ацтеков, они сразу подметили в местной религии так много параллелей со своей собственной "истинной верой", что оказались в затруднительном положении, пытаясь объяснить этот факт. Высокие пирамидальные храмы, олицетворявшие, ярус за ярусом, подобно Дантовой горе Чистилища, этапы вознесения духа. Тринадцать небес, каждое со своими богами или ангелами, девять кругов ада для страдающих душ. И над всем этим - Верховный Бог, существующий вне всякого человеческого разумения и воображения. Был даже ассоциирующийся со змеей настоящий Спаситель, рожденный от девственницы, который умер и воскрес, и крест являлся одним из его символов.
Джозеф Кемпбелл
Американский исследователь мифологии, наиболее известный благодаря своим трудам по сравнительной мифологии и религиоведению.
Чтобы объяснить все это, католические священники сочинили два собственных мифа. Первый заключался в том, что святой Фома, апостол Индии, вероятно, достиг Америки и проповедовал здесь Евангелие. Но земли эти настолько далеки от влияния Рима, что вероучение исказилось, и обнаруженное конкистадорами было просто ужасно выродившейся формой их собственного Откровения. Второе объяснение гласило, что дьявол нарочно измышляет пародии на христианскую веру, чтобы помешать миссионерской работе.

Систематически сравнивая мифы и обряды человечества, современные гуманитарные науки почти везде находят легенды о девственницах, дающих рождение героям, которые умирают и воскресают. Индия изобилует такими сказаниями, и ее величественные храмы, в точности как ацтекские, олицетворяют нашу многоярусную вселенскую гору с раем на вершине и ужасными кругами ада внизу. У буддистов и джайнистов есть похожие представления. Оглядываясь назад, в дохристианское прошлое, мы обнаруживаем убитого и воскресшего Осириса в Египте, Таммуза в Месопотамии, Адониса в Сирии и Диониса в Греции - все это послужило ранним христианам моделью для образа Иисуса.

АРХЕТИП
Всем известно, что швейцарский психоаналитик Карл Густав Юнг был учеником Зигмунда Фрейда до тех пор, пока их взгляды на природу подсознательного не вступили в серьезное противоречие.

Если Фрейд все пытался свести к проблеме сексуальности, то его ученик Юнг сексуальность заменил другим понятием — понятием архетипа, что давало всему учению психоанализа более глубокие перспективы.

Но что же такое архетип?

Если, по Фрейду, бессознательное (продукт индивидуальной жизни человека) есть вытесненная, «запрещенная» сознанием, загнанная им в глубины психики биологическая энергия, в первую очередь половая (либидо), то. По Юнгу, бессознательное имеет очень древнее, еще дочеловеческое, происхождение и существует независимо от сознания. Подобно телесной организации человека, его психическая организация имеет длинную, уходящими своими корнями в глубины биологической эволюции историю. И каждый этап этой эволюции, этой истории, запечатлеется в структуре человеческой психики, оставляя в ней отпечаток в виде определенных психический образований (матричного типа), своеобразных психических комплексов, названных Юнгом архетипами. Накапливаясь в процессе эволюции, архетипы перестраиваются, перегруппировываются и организуют структуру психики. Будучи продуктом длительной эволюции, человеческая психика несет в себе океан информации. Умением извлекать эту информацию можно объяснить способность мистиков созерцать недоступный для обычного восприятия мир. Мистики словно «считывают» информацию, погружаясь в состояние транса, медитации. Психические образования матричного типа в виде своеобразных комплексов являются той нитью Ариадны, которая и ведет их по запутанным лабиринтам подсознания к «бездне ядра», где происходит встреча космоса с самим человеком. Архетип и есть, по Юнгу, форма существования коллективного бессознательного.

Название психологии Юнга по имени его основной структурной идеи — архетипа — связано с теоретическими разработками зрелого и позднего периодов его творчества (1928—1961). Обычно его психология называется «аналитической» — данный термин появился еще раньше, на этапе расхождений с фрейдовским «психоанализом». Но «архетипическая» более адекватно соответствует его собственному построению как целому и в плане обширных приложений помимо самого анализа. «Архетипическая» также более точно описывает юнговский подход к основам психического.

Архетип, согласно Юнгу, - это врожденный, наследуемый паттерн психологического представления, связанный с инстинктом. При активации архетипа, он проявляет себя в поведении и переживании (например, человек, который часто видит сон о «поглощающей матери» по всей вероятности имеет черты характера, относящиеся к такому архетипу). В 1912 году Юнг написал о неких первичных образах, которые он обнаружил и в бессознательной жизни своих пациентов, и при самоанализе. Эти образы совпадали с основными темами различных культур, представленными всюду на протяжении истории человечества. Их основными качествами являются власть, глубина и автономность. Первичная образность обеспечила Юнгу эмпирическое содержание его теории коллективного бессознательного. Примерно в 1917 году он пишет о доминантных, ключевых точках психики, которые привлекают энергию и, таким образом, влияют на функционирование личности. Именно в 1919 году он впервые использовал термин «архетип».

Принцип, организующий феномен образности, принцип, обеспечивающий психическую реальность специфическими паттернами и привычными свойствами — универсальностью, типичностью проявления, регулярностью, постоянной повторяемостью на протяжении многих веков — Юнг назвал «архетипом». Те же самые качества присущи и инстинкту. Энергия архетипа инстинктивна, поскольку архетип по своей сути есть инстинкт; архетип есть «поведенческий паттерн» инстинкта, его значение или, как выразился Юнг, его «психический эквивалент»

По Юнгу, бессознательное имеет очень древнее, еще дочеловеческое, происхождение и существует независимо от сознания. Подобно телесной организации человека, его психическая организация имеет длинную, уходящими своими корнями в глубины биологической эволюции историю. И каждый этап этой эволюции, этой истории, запечатлеется в структуре человеческой психики, оставляя в ней отпечаток в виде определенных психический образований.
Если бы возможно было персонифицировать бессознательное, его можно было бы мыслить как собирательное человеческое существо, сочетающее в себе характеристики обоих полов, превзошедшее юность и старость, рождение и смерть - и практически бессмертное, так как в его распоряжении оказался бы один из двух миллионов лет человеческих переживаний. Если бы такое создание действительно существовало, оно было бы вознесено над любыми временными изменениями, а настоящее означало бы для него ни больше, ни меньше, нежели любой год сотого тысячелетия до Христа; ему снились бы сновидения, чей возраст исчислялся бы целыми эпохами, а благодаря своему неизмеримому опыту оно стало бы несравненным предсказателем. Оно бессчетное число раз вновь и вновь переживало бы жизнь личности, семьи, рода и народа и обладало бы тонким чуством ритма развития, процветания и разложения.
Карл Густав Юнг
Швейцарский психиатр и педагог, основоположник одного из направлений глубинной психологии - аналитической психологии..
Архетип всплывает в сознании в виде персонифицированных и вещественных образов. Наиболее распространенным персонифицированным образом, хорошо знакомым каждому человеку, является его «тень», его внутренний оппонент, двойник, с которым он постоянно ведет диалог. В массовой беллетристике это нашло свое воплощение в знаменитой повести Стивенсона «Странная история доктора Джакеля и мистера Хайда». Все помнят рассказ о том, как милый добрый доктор Джакель изобрел эликсир, с помощью которого он мог превращаться по ночам в злого и ужасного мистера Хайда.

Профессор Е.В. Жаринов отмечает, что впервые тема «двойника» возникает в творчестве немецкого романтика Э.Т.А. Гофмана еще в 1818 году, а тема «тени» — у немецкого романтика А. Шамиссо и у датского сказочника Г.Х. Андерсона.

Сюда же можно отнести и замечательный рассказ А.П. Чехова «Черный монах», главный герой которого Андрей Васильевич Коврин все время видит своим внутренним взором некого черного монаха. В рассказе история черного монаха представлена автором следующим образом: «Тысячу лет тому назад какой-то монах, одетый в черное, шел по пустыне, где-то в Сирии или Аравии… За несколько миль от того места, где он шел, рыбаки увидели другого черного монаха, который медленно двигался по поверхности озер. Этот второй монах был мираж… От миража получился другой мираж, потом от другого — третий, так что образ черного монаха стал без конца передаваться из одного слоя атмосферы в другой. Его видели, то в Африке, то в Испании, тот в Индии, то на Дальнем Севере… Наконец, он вышел из пределов земной атмосферы и теперь блуждает по всей вселенной, все никак не попадая в те условия, когда он мог бы померкнуть».

Эта цитата .. очень убедительно иллюстрирует, что такое архетип как проявление коллективного бессознательного. Это и есть тот персонифицированный блуждающий образ, который тянет нас в глубокое прошлое, где не было индивидуального, где человек через обряд и ритуал, как через пуповину, был связан с утробой Матери-Природы.
Жаринов Евгений Викторович
Российский писатель, литературовед, публицист, переводчик. Профессор кафедры всемирной литературы филологического факультета МПГУ.
Как мы можем судить, литература не прошла мимо этого мощного архетипа. По Юнгу, в «тени» персонифицируются темные, мрачные, отрицательные качества человеческой души. Это оборотная сторона осознаваемой человеком собственной личности. Черный монах в рассказе Чехова становится причиной гибели Коврина, его психика разрушается, и он умирает.

Другой, столь же распространенный персонифицированный образ, обусловленный гормональной (мужско-женской) двойственностью каждого человека, назван Юнгом «анима» (женское в мужчине) или «анимус» (мужское в женщине). В детстве для мальчика анима — это образ всесильной матери, для девочки анимус — образ всесильного отца. В зависимости от жизненных обстоятельств и от личных качеств человека такой архетип может выступать либо как персонифицированное добро, либо как персонифицированное зло: змей-искуситель или божественный отрок, демон или ангел, богиня или ведьма — вот некоторые персонификации этого образа.

Вспомним, что в нашумевшем триллере «Молчание ягнят» маньяк-убийца снимал кожу со своих жертв-девушек, собираясь сшить себе платье, чтобы хотя бы внешнее сменить пол — это и есть архетип анима, или сильное женское, скорее, материнское начало, которое взяло верх и подчинило себе, наверное, еще в глубоком детстве, мужское начало, став основой глубокой психической патологии. В данном случае анима приобрела зловещий разрушительный вид наподобие какой-нибудь древней богини Иштар, шумерской богини, которая впоследствии у кельтов приобрела вид двойственного божества, и в этом дуальном качестве ее отрицательный аспект требовал постоянных кровавых жертв. Все действие фильма происходит в Америке, где живет много выходцев из Ирландии. Древние верования их предков никуда не исчезли. Ритуалы сохранились в глубоком подсознании в виде соответствующих архетипов. Маньяка-убийцу ищет агент ФБР в исполнении прекрасной актрисы Джоди Фостер. У нее свои проблемы с тем же самым архетипом, который, правда, в ее случае представлен не в виде анима, а в виде анимуса, то есть в положительном образе всесильного отца-полицейского, воплощающего собой Абсолютное Добро. Именно поэтому героиня Джоди Фостер пошла в ФБР. Ее жизненный сценарий словно написан рукой отца — героя, погибшего при исполнении своего долга. Но и у этой светлой героини есть свой «скелет в шкафу». Мать вышла замуж за другого, и отчим в отличие от погибшего отца-героя стал его полной противоположностью. «Молчание ягнят» — это очень многозначное название и оно, прежде всего, говорит о душевной травме самой героини: детский образ светлого отца вступил в конфликт со злым отчимом. Архетип анимус словно раздвоился, приобрел свою «тень». Получился какой-то Двуликий Янус. Но образ Двуликого Януса пришел к нам из глубокой древности, из первобытных времен, когда сознание человека не было еще индивидуальным, но в то же время не было оно и дуальным, а скорее, цельным, когда человек всецело ощущал себя частью племени, а племя — частью Вселенной. Архетип и есть форма воплощения коллективного бессознательного. Это коллективное бессознательное в виде странного женского божества, в виде анима, взорвало сознание личности, сделав эту саму личность больной, маниакально одержимой. По-своему одержимой стала и героиня Фостер, которая идет по следу маньяка-убийцы в триллере «Молчание ягнят».

Другим архетипом, по Юнгу, является архетип мудрого старца. Это персонифицированный образ смысла, созерцаемый обычно во сне или в мистическом трансе.

Всего Юнг обозначил шесть основных архетипов, но его последователи не остановились на достигнутом, и в результате архетипов оказалось значительно больше. Впрочем, сам Юнг дал для этого немалый повод, неожиданно увлекшись изучением средневековой алхимии. Его знаменитые фундаментальные труды на эту тему: «Психология и алхимия», «Aion. Исследование феноменологии самости», «Mysterium coniunctionis» поразили всех своей сложностью и запутанностью изложения. Ученики Юнга принялись расшифровывать и трактовать алхимические труды по алхимии своего наставника. Смысл этих трактовок сводился к тому, что архетипов, оказывается, может быть бесчисленное множество. В результате получалось, что наше осознанное «я» есть ничто иное, как целостная мозаичная картина, составленная из бесконечного количества архетипов при доминировании одного из них. Если доминируют два или несколько архетипов, то наступает раздвоение, растроение и вообще распадение личности. Доминирование архетипов может быть попеременным, и тогда личности в человеке сменяют одна другую с определенной периодичностью. В старину подобное явление называлось одержимостью бесами: считалось, что бесы (чужие личности) вторгаются в человеческое сознание извне и, существуя рядом с его личностью, заставляют человека совершать неблаговидные поступки помимо его воли. Юнг же своей теорией коллективного бессознательного показывает, что человек постоянно содержит в своей душе целый легион, и что так называемое «вселение бесов» есть ни что иное, как раздробление личности архетипами коллективного бессознательного в силу ослабления контролирующего действия сознания.

Единственное, в чем у нас должна быть предельная ясность с самого начала, - это разница между инстинктом и архетипом. Их можно было бы назвать двумя проявлениями одного и того же, поскольку между ними существует скрытая связь, которая может быть чрезвычайно запутанной.
Инстинкты - это типичные способы поведения, и везде, где мы встречаемся с единообразным и регулярно повторяющимся способом поведения и реагирования, мы имеем дело с инстинктом, независимо от того, связано ли это с осознанным мотивом или нет...

Архетипы - это типичные способы восприятия, и везде, где мы встречаемся с единообразным и регулярно повторяющимся способом восприятия, мы имеем дело с архетипом, независимо от того, распознан его мифологический образ или нет.
Карл Густав Юнг
Швейцарский психиатр и педагог, основоположник одного из направлений глубинной психологии - аналитической психологии..
Для иллюстрации обратимся к известной истории демона Сократа, который шепнул ему повернуть налево, и этим он избежал того, чтобы быть раздавленным большим стадом беглых свиней.

Сократ (470 до н.э - 399 до н.э.). Древнегреческий философ, учение которого знаменует поворот в философии - от рассмотрения природы и мира к рассмотрению человека. Его деятельность открыла новое русло в развитии античной философии. Своим методом анализа понятий и отождествлением положительных качеств человека с его знаниями он направил внимание философов на важное значение человеческой личности. Сократа называют первым философом в собственном смысле этого слова.
Как известно, Сократ многим рассказывал о своем демоне. По его словам, он по воле богов слышит голос:

"Когда это бывает, голос неизменно предупреждает меня о том, чего не надо делать, но никогда ни к чему не побуждает. И опять-таки, если кто из друзей просит моего совета, и я слышу этот голос, он тоже только предостерегает. То, что голос советует мне, я передаю тому, кто советовался со мной, и, следуя божественному предупреждению, удерживаю его от поступка, который не надо совершать".

Особенную славу демон Сократа получил после поражения афинского войска от беотийцев при Делии в 424 году до Р.Х. Тогда разбитое афинское войско бежало с поля битвы, но Сократ немного задумался, а потом заявил, что его демон велит совершить переход у Регисты. Большинство афинян не послушались Сократа, так как предложенный им путь был намного длиннее обычного. Они вскоре попали под удар беотийской конницы и были все уничтожены. Алкивиад, Лахет и еще несколько человек последовали за Сократом и благополучно вернулись в Афины.

Известен и еще один случай проявления демона, когда Сократ гулял и беседовал с гадателем Евтифоном. Вдруг Сократ остановился и некоторое время стоял погруженный в себя. Затем он свернул в боковую улицу, подозвав и тех спутников, которые уже ушли вперед. При этом он ссылался на полученное от демона указание. Большинство спутников последовало за Сократом, но несколько юношей вместе с флейтистом Хариллом продолжали идти вперед, как бы желая изобличить демона Сократа. Вдруг им навстречу выбежало тесно сплоченное стадо покрытых грязью свиней, а посторониться было некуда. Одних свиньи сбили с ног, других вымазали грязью, так что популярный флейтист Харилл прибыл домой весь в грязи. Этот случай принес демону Сократа еще больше известности, так как произошел на глазах у большого количества граждан.





Мы можем назвать этот случай архетипическим, поскольку он слышал голос своего демона, т.е. он воспринимал его изнутри. Но если бы Сократ действовал вслепую, поворачивая на другую улицу, не имея представления почему, это был бы слепой инстинкт. Инстинкт - это автоматический наружный образ действия, а архетип - это расклад для понимания внутреннего смысла.

Юнг неоднократно говорил о том, что животные (например, во снах) часто являются проявлениями нижних инстинктивных сил в человеке, например, лошадь часто действительно знает дорогу, в то время как всадник окончательно заблудился. Или как различные животные в сказках и мифах помогают или спасают героя, показывая ему то, что он просто не заметил бы. Это именно нижние инстинктивные в человеке оказывают помощь:
...когда ничто другое не помогает, когда твой разум покинул тебя. Существуют определенные сложные ситуации в жизни, когда все, что ты узнал, все, что ты последовательно строил, рассыпается и ничего не помогает... Тогда люди, которые могут следовать своим инстинктам (в определенных ситуациях), гораздо лучше защищены, чем всей мудростью мира.
Карл Густав Юнг
Швейцарский психиатр и педагог, основоположник одного из направлений глубинной психологии - аналитической психологии..
Юнг часто говорит о добродетельности животных и о том, насколько ближе к воли Божьей, - к своей истинной природе, - они живут по сравнению с нами. Он часто цитирует изречение из Оксиринхского папируса, где Христа спросили о том, что приведет нас в Царство Божье, и он ответил: птицы небесные, все звери над и под землей и рыбы морские. "Это означает, что инстинкты, можно даже сказать слепые инстинкты, путь природы, - естественным образом приведет вас туда, куда вы должны идти. Тертуллиан высказал идею, что "anima naturalier christiana", душа - прирожденная христианка. Иными словами, природный процесс приводит человека к христианскому укладу". Юнг позднее добавляет, что если следовать путем природы, вы вполне естественно придете к своему собственному своду правил.
Тогда возникает вопрос: что такое свод правил человека? Согласно предвзятых идей, человек - полнейшая ошибка, ничуть не лучше дождевого червя. Но это совершенно неверное представление. Кто создал религии мира? Кто создал Христа? Кто создал Будду? Все это - естественное развитие человека. Предоставленный самому себе, он может прийти к своему собственному спасению, совершенно естественным способом; он всегда создавал символы, которые освобождали его. Поэтому, если мы будем следовать законам нашей собственной природы, они приведут нас к правильному окончанию.
Он идет дальше, утверждая, что именно к этому нас приводит активное воображение. Наши фантазии вовсе не ведут нас прямиком в ад (если мы только не отдаемся им), напротив, если мы научимся доверять нашему собственному опыту, он будет в соответствии с законом природы вести нас к состоянию целостности, к тому, кем мы являемся на самом деле. Следует подчеркнуть, что речь идет не просто о следовании инстинкту, а о видении смысла.
Поэтому изначальное бессознательное состояние человека - это своего рода камень, содержащий золото, и если вы подвергнете это тело действию некого химического вещества, или, в данном случае, психологическому воздействию, камень высвободит золото; это - аналогия так называемой трансформации инстинктов. Вы просто выделяете определенные инстинкты, которые содержались в изначальном бессознательном, поднимаете их в сознание, и вот так вы, совершенно естественно, изменяете первоначальное состояние первобытного человека, - он становится сознательным; сознание - это золото, которое хранилось в бессознательном, но так, что было невидимым.

В бессознательном первобытного человека много золота; его бессознательное отличается от нашего, в нем гораздо больше признаков жизнеспособности. Наше бессознательное все еще время от времени ведет себя таким же образом, но только когда мы в неосознанном состоянии, в то время как первобытный человек остается таким постоянно. В процессе развития цивилизации все золото и другие драгоценные металлы, которые содержались в изначальном бессознательном, медленно проявляются; философский камень, алмаз, золото, эликсир жизки, жидкость, дающая бессмертие, и т.д. - все эти суть символы различных веществ, выделенных из камня первоначального бессознательного. Через этот процесс вещи, конечно, изменяются, но если вы растворите золото и вольете раствор в горку золы, со временем это воссоздаст прежний камень. Так что если вы позволите вашему сознанию раствориться, вы воссоздадите первоначальное бессознательное, потому что в нем есть все. В этом смысле мы не преобразовали инстинкты, мы только достали из них то, что содержалось в них. Ибо инстинкт является бессознательной психической функцией человека, в которой содержатся возможности извлечения золота сознания.
Итак, при извлечении золота из этих эмоций, связанных с инстинктом, первым делом нужно отделить себя от своей эмоции. Если вы не можете этого сделать, вы стали ее добычей, и вы превращаетесь в дикое животное, разъединенное с сознанием, просто растворенное в бессознательном.
...как только вы больше не идентифицированы.., тогда вы выйдете из Манипуры и войдете в Анахату, где вам представиться возможность бросить первый взгляд на Пурушу, первого человека, Адама Упанишад. Восточный взгяд на вещи гораздо в большей степени имеет корни в инстинктах, чем наш. Мы всегда считаем, что можем контролировать наши инстинкты, в то время как на самом деле нам не дано ничего подобного. Мы только можем научиться принимать их и раз-идентифицироваться с ними и, таким образом, извлечь их архетипическое значение.
Барбара Ханна
Британский психолог, ученик К.Г. Юнга
Как же подобные образы вписываются в нашу психику, и как нам стоит относится к ним с точки зрения психологии? Ниже приводятся несколько отрывков из публикации Юнга "Теоретические размышления о сущности психического":
Как мы знаем из личного опыта, свет сознания имеет много степеней яркости, а эго-комплекс - целую градацию акцентов. На животном и примитивном уровне существует лишь "свечение", вряд ли отличающееся от едва уловимых фрагментов диссоциированного эго. Здесь, как и на инфантильном уровне, сознание еще не едино, оставаясь рассредоточенным вследствие плотно сплетенного эго-комплекса, оно только просачивается в жизнь то здесь, то там, когда внешние или внутренние события, инстинкты или аффекты время от времени пробуждают его. На этом этапе оно еще похоже на цепь островов или архипелаг. Оно еще не является полностью интегрированным целым даже на высоком и высшем уровнях; скорее, оно имеет способность к бесконечному расширению. Мерцающие острова, и даже целые континенты все еще могут присоединиться к нашему современному сознанию - явление, с которым психотерапевты сталкиваются ежедневно в своем опыте. Поэтому мы будем правы, считая эго-сознание окруженным множеством маленьких источников света.
Это дает ценную подсказку, как относиться к нашим инстинктам. Если они еще не стали высоко интегрированными, инстинкты подобны тусклым источникам света, которые окружают осознанность нашего эго-комплекса и выходят за его пределы, - источники света, которые могут служить ориентирами для нас, когда наше эго-сознание еще не дотягивает до ситуации.
Юнг рассказывает о том, как Парацельс относился к этому свечению, "свету природы" (lumen naturae) - так он и многие алхимики называли его:
Меня поразило как нечто значительное, особенно в свете нашей гипотезы сложной структуры сознания и его явлений, что типичное алхимическое представление о вспышках, мерцающих в черноте тайного вещества, должно, по Парацельсу, превратиться в красочный образ "внутреннего небесного свода" и его звезд. Он рассматривает темную психику как усыпанное звездами ночное небо, планеты и установленные созвездия которого являются архетипами во всем их свечении и нуминозности. Звездный свод небес воистину представляет собой открытую книгу космической проекции, в которой отражены мифологемы, т.е. архетипы. С этой точки зрения астрология и алхимия, два классических инструментария психологии коллективного бессознательного, идут рука об руку.
Карл Густав Юнг
Швейцарский психиатр и педагог, основоположник одного из направлений глубинной психологии - аналитической психологии..
На взгляды Парацельса оказал влияние Агриппа Неттесгеймский, который также признает "свечение sensus naturae" (буквально: "сознание природы"). Мария-Луиза фон Франц говорит, что это на самом деле означает быть инстинктивно или интуитивно связанным со всей окружающей космической природой. Агриппа заимствовал понятие "сознание природы" у Уильяма Парижского. Многие работы Уильяма повлияли на Альберта Магнуса, он полагал, что "сознание природы" является более высоким сознанием, чем обычные человеческие формы восприятия. Учение о сознании природы (sensus naturae) развилось из более ранней идеи мировой души, которая пронизывала все. Мировая душа олицетворяла естественную силу, которая приводила в движение все явления жизни и психики.

Агриппа Неттесгеймский (14861535) — немецкий гуманист, врач, алхимик, натурфилософ, оккультист, астролог и адвокат. Имя Агриппа взял в честь основателя своего родного города Кёльна.

Основной труд Агриппы Неттесгеймского — «Тайная [оккультная] философия» (1510, изд. 1531—1533) — был настольной книгой для француза Элифаса Леви, автора слова «оккультизм». Это сочинение из трёх частей, последовательных описаний трёх видов магии: натуральной (natural magic), небесной и церемониальной, — отчасти причина прозвания Агриппы «чернокнижником», «колдуном» и «магом».

Воображение современников и ближайших потомков видело в нём «чернокнижника» и колдуна и разукрасило его жизнь измышлениями, подобными тому, что рассказывалось о докторе Фаусте. Так, утверждалось, что некоторые из написанных им книг по демонологии обладали собственным разумом и сознательно доводили до смерти своих владельцев, к которым попадали после смерти автора. Генри Морли пересказывает также предание, согласно которому Агриппа, якобы продавший душу Сатане, держал у себя дома огромного чёрного пса-демона, который и унёс его душу в Преисподнюю.

Агриппа — одна из фигур, которая вдохновила Гёте на создание трагедии "Фауст". Агриппа упоминается в романе Мэри Шелли «Франкенштейн, или Современный Прометей» (1818) среди авторов, труды которых изучал главный герой.



Позже в своей работе о синхронии Юнг говорит об "абсолютном знании", которое, собственно, является более поздней формулировкой этого же явления. Абсолютное знание считается своего рода "знанием" или "свечением", присущим бессознательному и доступным, например, через интуицию, сны, видения, прозрения и синхронные явления. Это не знание, полученное посредством органов чувств или эго, но скорее свойственное, врожденное "неосознанное" знание, квази-восприятие образов, которое является формирующим фактором для результатов спонтанной фантазии. Юнг цитирует Чжуан-цзы:
Состояние, в котором эго и не-эго больше не являются противоположностями, называется точкой поворота Дао... Дао скрыто, если вы позволяете своим глазам видеть только маленькие фрагменты бытия. Внешний слух не должен проникать дальше уха, интеллекту не следует стремиться вести самостоятельное существование, тогда душа сможет стать пустой и впитать весь мир.
Именно Дао заполнит эту пустоту... Используйте свой внутренний глаз, внутреннее ухо, чтобы проникнуть в глубину вещей, и не ищите интеллектуальных знаний.
Карл Густав Юнг
Швейцарский психиатр и педагог, основоположник одного из направлений глубинной психологии - аналитической психологии.
Юнг дополняет: "Это - очевидная ссылка на абсолютное знание бессознательного и на наличие в микрокосме макроскопических событий".
Меня поразило как нечто значительное, особенно в свете нашей гипотезы сложной структуры сознания и его явлений, что типичное алхимическое представление о вспышках, мерцающих в черноте тайного вещества, должно, по Парацельсу, превратиться в красочный образ "внутреннего небесного свода" и его звезд. Он рассматривает темную психику как усыпанное звездами ночное небо, планеты и установленные созвездия которого являются архетипами во всем их свечении и нуминозности. Звездный свод небес воистину представляет собой открытую книгу космической проекции, в которой отражены мифологемы, т.е. архетипы. С этой точки зрения астрология и алхимия, два классических инструментария психологии коллективного бессознательного, идут рука об руку.
В своей работе "Психика и космос" Станислаф Гроф пишет:
Попытка обнаружить метод прогнозирования реакции на психоделики и их терапевтические последствия была одной из целей большого клинического исследования, которое проводила наша исследовательская группа в Мэрилендском центре психиатрических исследований. Для этой цели мы использовали набор стандартных психологических тестов, в том числе Миннесотскую многоаспектную анкету личности (ММАЛ), Шостромовскую анкету личностной ориентации (АЛО), Чернильный тест Роршаха (ЧТР), нашу собственную Анкету психоделических переживаний (АПП) и другие. Это исследование подтвердило мои ранние догадки, к которым я пришел во время работы в Институте психиатрических исследований в Праге, Чехословакия, а также выводы, сделанные на основе изучения специальной литературы: результаты тестов, разработанных и широко используемых западными психологами, для этой цели совершенно бесполезны.

По иронии судьбы, когда после многолетних безуспешных усилий я наконец нашел средство, дающее возможность делать такие прогнозы, оно оказалось еще более противоречивым, чем сами психоделики. Этим средством стала астрология - дисциплина, которую я сам, даже после многолетнего изучения трансперсональных явлений, бесцеремонно отвергал как некую смехотворную псевдонауку. Я также понял, что астрология может стать бесценным инструментом при работе с другими формами холотропных состояний сознания, например, с состояниями, которые наступают при воздействии мощных методов переживательной психотерапии (первичная терапия, ребёфинг и холотропное дыхание) или возникают спонтанно во время духовных обострений (психодуховных кризисов).
В течение многих лет мы исследовали астрологические корреляты мистических переживаний, психодуховных кризисов, психических проявлений, психоделических состояний и сеансов холотропного дыхания. Эта работа показала, что астрология, особенно исследование транзитов планет, может предсказывать как архетипическое содержание холотропных состояний сознания, так и временную их привязку к тому или иному моменту. Наше систематическое исследование соотношений между природой и содержанием холотропных состояний и транзитов планет убедило меня, что самая многообещающая стратегия психиатрии будущего - это сочетание глубокой переживательной терапии с трансперсональной психологией и транзитной астрологией.

Я осознаю, что это очень смелое утверждение, особенно учитывая тот факт, что многие передовые ученые считают астрологию - как считал и я - принципиально несовместимой с научным мировоззрением.
Станислав Гроф
Чешский и американский психолог и психиатр, один из основателей трансперсональной психологии и пионеров в изучении изменённых состояний сознания. Почётный член Российского психологического общества. Внёс значительный вклад в развитие психологической науки.
Астрология - это древнее искусство и наука, и зародилась она, возможно, уже в третьем тысячелетии до нашей эры в Месопотамии, откуда распространилась в Индию и Грецию. Она была основана на учении о вселенском соответствии. Ее основной принцип, выраженный фразой "что вверху, то и внизу", - это предположение, что микрокосм человеческой психики отражает макрокосм, а также что земные события служат отражением событий космических. В Греции в эллинистическую эпоху астрологи усовершенствовали астрономические вычисления и с каждой планетой сопоставили то или иное мифическое божество, что стало отражением мифологической связи, уже установленной вавилонянами. Потом они стали использовать эту систему для предсказания событий - как в обществе, так и в жизни отдельных людей.

Понимание значений планет, их положений и геометрических аспектов, а также их конкретного влияния на дела людские - впервые всё это оказалось объединено в целостную систему в астрологии Птолемея, который также был величайшим систематизатором древней астрономии. В последующие века поколения астрологов расширяли, пересматривали и совершенствовали систему Птолемея. В своей полностью развитой, "греческой" форме астрология почти 2000 лет оказывала влияние на религию, философию и науку языческой, а позже и христианской Европы. Современные астрологи, используя достижения астрономии, ставшие возможными с изобретением телескопа, впоследствии добавили к древней системе три внешние планеты - Уран, Нептун и Плутон, - которые не были известны в древности, а также изучили и описали архетипическое значение этих планет.

Как и многие другие эзотерические системы, астрология стала жертвой рационализма и материализма, которые вышли на сцену в эпоху научно-технической революции. Она была отвергнута не потому, что была доказана ложность ее предпосылок, а по причине ее несовместимости с основными метафизическими допущениями западной науки, попавшей под власть монистического материализма.

Западные ученые изображают вселенную как обезличенную и большей частью неодушевленную механическую систему, некую супермашину, которая создала саму себя и подчиняется естественным механическим законам. В этом контексте жизнь, сознание и разум выглядят более или менее случайными продуктами материи. Главное же предположение астрологии, что космос - творение высшего разума, основано на более глубоком, непостижимо сложном порядке и отражает высшую цель.

Астрологическая точка зрения точно отражает изначальный смысл греческого слова "космос", которое описывает мир как четко упорядоченную, стройную и последовательно взаимосвязанную систему, неотъемлемой частью которой является человечество. С этой точки зрения человеческая жизнь - не результат действия произвольных сил, управляемых капризным случаем: она движется по четкой траектории, которая созвучна движению небесных тел, а потому может быть интуитивно познана, хотя бы отчасти.


Астрологическое мышление предполагает существование архетипов -вневременных изначальных принципов, которые лежат в основе устройства материального мира, формируют его и одушевляют. Склонность истолковывать мир с позиции архетипических принципов впервые возникла в Древней Греции и стала одной из самых поразительных черт греческой философии и культуры. Эти архетипы можно рассматривать с нескольких разных точек зрения. В эпических произведениях Гомера они находят воплощение в мифологических персонажах, божествах, таких, как Зевс, Посейдон, Гера, Афродита или Арес. В философии Платона они описаны как чистые метафизические принципы, трансцендентные Идеи и Формы. Они обладают собственным независимым бытием в мире, который обычные человеческие чувства воспринять неспособны. В наше время К. Г. Юнг привнес понятие архетипов в современную психологию, описав их в основном как психологические принципы.
Станислав Гроф
Чешский и американский психолог и психиатр, один из основателей трансперсональной психологии и пионеров в изучении изменённых состояний сознания.
Принцип архетипов составляет сущность астрологии. В двадцатом веке К.Г. Юнг возродил древнюю идею архетипов и ввел их в современную глубинную психологию в виде психологических принципов, изначальных организующих структур психики.

Юнг и его последователи исследовали и очень подробно описали важную роль, которую архетипы играют в жизни отдельных людей, народов и природы. Во многих научных статьях и книгах, а в также в популярных произведениях авторов, имеющих юнговскую ориентацию, утверждается, что наши личные качества и поведение отражают динамику мощных архетипических принципов, и что мы воплощаем эти характерные архетипические темы в своей повседневной жизни.

Важная особенность архетипов - это то, что они не привязаны к человеческому мозгу, но, скорее, действуют из запредельных сфер и производят синхронное влияние как на психику отдельного человека, так и на происходящие в мире события.


СИНХРОНИСТИЧНОСТЬ
Немецкий философ Артур Шопенгауэр в работе "Трансцендентное умозрение о видимой преднамерености в судьбе отдельного лица" касается крайне важной идеи, которая позднее была развита Юнгом. Приведем ниже выдержки:
Что все совершающееся без исключения наступает со строгой необходимостью — это a priori ясная и, следовательно, неопровержимая истина: я назову ее здесь доказуемым фатализмом. Ее эмпирически и a posteriori подтверждает тот не подлежащий более никакому сомнению факт, что магнетики-сомнамбулы, люди, одаренные вторым зрением, иногда в видениях во время обыкновенного сна прямо и точно предвещают будущее. Всего поразительнее это эмпирическое подтверждение моей теории о строгой необходимости всего происходящего оказывается при втором зрении. Ибо то, что возвещено посредством него, часто задолго до наступления события, впоследствии осуществляется вполне точно и со всеми побочными обстоятельствами, какие были указаны, — осуществляется даже в том случае, когда люди намеренно и всеми способами стараются воспрепятствовать этому или, по крайней мере, в какой-нибудь второстепенной подробности изменить наступающее событие: старания эти всегда напрасны, и как раз то, что должно бы помешать заранее предсказанному, всегда помогает его осуществению — совершенно как в трагедиях и в истории древних предвозвещенная оракулами или сновидениями беда навлекается именно теми средствами, какие принимают для ее предотвращения. Из множества примеров я укажу на царя Эдипа и прекрасную историю о Крезе с Адрастом в первой книге Геродота.
«Царь Эдип» — одна из семи дошедших до нас трагедий Софокла, афинского поэта и драматурга, жившего примерно в 496—406 годах до н. э.

Пьеса Софокла была принята Аристотелем в «Поэтике» за идеал трагического произведения и сыграла огромную роль в истории античной драмы. Её героем стал человек, осознавший свою вину и казнящий себя за это. Трагедийный финал в пьесе Софокла не связан со страстями и пороками самого главного героя, а предопределён свыше судьбой.

Отец Эдипа, царь Лай, испугавшись предсказания о том, что его сын от Иокасты будет его убийцей, решил избавиться от ребёнка. Однако человек, которому было приказано убить младенца, пожалел его и отдал пастуху из Коринфа. Мальчик был усыновлён коринфским царём Полибом. Повзрослевший Эдип, узнав о пророчестве, которое говорит, что он убьёт родного отца и женится на матери, решает покинуть своих приёмных родителей в надежде избежать злой участи. У самого города Фивы на него чуть не наехала колесница, всадники которой начали оскорблять и бить юношу. В завязавшейся драке Эдип убивает сидевшего в колеснице старика и троих из четырёх его спутников. Старик, сидевший в колеснице, был отцом Эдипа. Эдип, победив Сфинкса, становится правителем Фив и берёт в жёны вдову погибшего от рук разбойников царя Лая — Иокасту. Так сбывается пророчество.

15 лет спустя на город обрушивается эпидемия чумы. Пытаясь найти причину чумы, жители города обращаются к дельфийскому оракулу, который говорит о необходимости найти и изгнать убийцу царя Лая. Поиск убийцы доводит Эдипа до горькой истины: убийца Лая — он сам, Лай был его отцом, а его супруга Иокаста на самом деле его мать. Иокаста, добравшаяся до правды раньше Эдипа, пытается остановить его поиски, но ей это не удаётся, и, не выдержав позора, она убивает себя. Но Эдип, считая себя недостойным смерти, выкалывает себе глаза, тем самым обрекая себя на слепоту.

Обитатели Кадмен, посмотрите на Эдипа,
На того, кто был великим, кто ни зависти сограждан,
Ни судьбы уж не боялся, ибо мыслью он бесстрашной
Сокровеннейшие тайны Сфинкса древнего постиг.
Посмотрите, как низвергнут он Судьбой! Учитесь, люди,
И пока пределов жизни не достигнет без печали,
И пока свой день последний не увидит тот, кто смертен, -
На земле не называйте вы счастливым никого!

Софокл, "Эдип Царь", пер. Д.С. Мережковского
.как бы не казался чисто случайным ход вещей, в сущности он все-таки не случаен, а, напротив, все эти самые случаи проникнуты глубоко сокровенной необходимостью, судьбой, для которой самый случай — простое орудие. Прозреть эту необходимость было искони стремлением всякой мантики. Но из упомянутой, фактической мантики следует, собственно, не только то, что все события наступают с полной необходимостью, но и то, что они каким-то образом уже заранее определены и объективно установлены… Во всяком случае, однако, убеждение, или, вернее, мнение, что эта необходимость всего происходящего не слепа, т. е. вера в столь же планомерное, сколь и необходимое течение нашей жизни — это фатализм высшего порядка. Мы можем назвать его, в отличие от обычного, или доказуемого, фатализма, фатализмом трансцендентным.

Он коренится не в чисто теоретическом познании, а постепенно слагается из опытов собственной жизни. Именно, каждому бросаются в глаза известные события, которые благодаря своей особенной и значительной целесообразности для него носят на себе, с одной стороны, ясно выраженную печать моральной, или внутренней необходимости, а с другой стороны — такую же печать внешней полной случайности. Многократное повторение таких событий постепенно приводит к мнению, которое часто переходит в убеждение, что жизнь индивидуума, какой бы запутанной она не казалась, представляет собою внутренне стройное целое с определенной тенденцией и поучительным смыслом — нечто вроде всесторонне обдуманного эпоса. Но поучение, которое можно вывести из этого целого, касается только индивидуальной воли человека, которая в последней основе является его индивидуальным заблуждением. Ибо не в мировой истории можно видеть план и цельность, а в жизни отдельного лица.

Таким образом, именно по отношению к собственной индивидуальной судьбе развивается у многих упомянутый трансцендентный фатализм, к которому, быть может, рано или поздно склонится всякий, когда он внимательно поразмыслит над собственной жизнью и когда ее нить достигнет уже значительной длины. Здесь заслуживает упоминания, как совершенно беспристрастное, свидетельство одного опытного светского и придворного человека, сделанное к тому же Несторовом возрасте, а именно — девяностолетнего Кнебеля, который в одном письме говорит:

«Если вглядеться пристальнее, мы найдем, что в жизни большинства людей, оказывается, существует известный план, как бы предначертанный им их собственной природой или руководящими обстоятельствами. Условия их жизни могут быть сколь угодно изменчивы и непостоянны — в конце концов все-таки получается целое, в котором можно заметить заметить известную согласованность частей… Рука определенной судьбы, как бы скрыто она ни действовала, явственно видна — все равно, приводит ли ее в движение внешнее воздействие или внутреннее побуждение: часто даже ею движут противоречивые основания. Как бы ни было запутано течение жизни, в нем всегда сказывается известное основание и направление».
"Случайное" обозначает совпадение во времени того, что не связано причинностью. Но ведь нет ничего абсолютно случайного: даже самое случайное - это необходимое, только пришедшее более отдаленным путем, - решительные причины, отдаленные звенья каузальной цепи уже давно с необходимостью определили, что данное обстоятельство должно было наступить как раз теперь и потому одновременно с другим фактом. Ведь всякое событие - это отдельное звено в известной цепи причин и действий, которая тянется в направлении времени. Но таких цепей благодаря пространству рядом существует бесчисленное количество. Цепи эти, однако, не остаются совершенно чуждыми и без вякой связи между собою - напротив, во многих местах они взаимно переплетаются: например, многие теперь одновременно действующие причины, из которых каждая производит свое особое действие, в далеком прошлом возникли из одной общей причины и потому находятся между собой в таком же родстве, как правнуки одного предка; с другой стороны, наступающее в данный момент отдельное действие часто требует совпадения многих различных причин, которые вышли из прошлого, - каждая как звено своей собственной цепи.

Таким образом, все эти в направлении времени тянущиеся причинные цепи и образуют великую, общую, с частыми переплетениями сеть, которая точно так же всей своей шириною движется вперед в направлении времени и которая, собственно, и составляет мировую жизнь. Если мы вообразим себе теперь эти отдельные причинные цепи в виде меридианов, идущих в направлении времени, то все одновременное и именно потому не стоящее между собой в непосредственной причинной связи можно будет обозначить параллельными кругами. И хотя лежащее под одним и тем же параллельным кругом не находится между собой в непосредственной зависимости, все-таки благодаря сплетениям всей сети или тянущейся в направлении времени совокупности всех причин и действий оно косвенно стоит в какой-нибудь, хоть бы и отдаленной, связи: и потому его теперешняя одновременность есть нечто необходимое. На этом и зиждется случайное совпадение всех условий какого-нибудь в высшем смысле необходимого события - наступление того, что пожелала судьба.
И вот точно также объясняется и появление в надлежащее время поводов и обстоятельств, играющих важную и решающую роль в жизни отдельного лица; так же, наконец, объясняются и предзнаменования, вера в которые была настолько обща и неискоренима, что нередко находила себе место даже в самых выдающихся головах. Ибо ведь нет ничего абсолютно случайного, напротив - все совершается необходимо, и даже самая одновременность того, что не связано причинностью, называемая случаем, есть нечто необходимое, так как то, что в данный момент одновременно, уже в самом отдаленном прошлом было определено причинами как таковое: так все отражается во всем, одно рождает отзвук в другом... Неискоренимая склонность человека подмечать предзнаменовавния, его extispicia (гадание на внутренностях) и гадание по птичьему полету, его гадания по Библии, на картах, расплавленном свинце, кофейной гуще и т.д. свидетельствующем у него, вопреки рационалистическим доводам, предположении, что есть какая-то возможность познавать скрытое в пространстве или во времени. т.е. отдаленное или будущее, - и думает человек, что он несомненно мог бы прочесть по явному сокровенное, если бы только у него был подлинный ключ к этой тайнописи.
Артур Шопенгауэр
Немецкий философ. Один из самых известных мыслителей иррационализма.
"Случайное" обозначает совпадение во времени того, что не связано причинностью. Но ведь нет ничего абсолютно случайного: даже самое случайное - это необходимое, только пришедшее более отдаленным путем, - решительные причины, отдаленные звенья каузальной цепи уже давно с необходимостью определили, что данное обстоятельство должно было наступить как раз теперь и потому одновременно с другим фактом. Ведь всякое событие - это отдельное звено в известной цепи причин и действий, которая тянется в направлении времени. Но таких цепей благодаря пространству рядом существует бесчисленное количество. Цепи эти, однако, не остаются совершенно чуждыми и без вякой связи между собою - напротив, во многих местах они взаимно переплетаются: например, многие теперь одновременно действующие причины, из которых каждая производит свое особое действие, в далеком прошлом возникли из одной общей причины и потому находятся между собой в таком же родстве, как правнуки одного предка; с другой стороны, наступающее в данный момент отдельное действие часто требует совпадения многих различных причин, которые вышли из прошлого, - каждая как звено своей собственной цепи.

Таким образом, все эти в направлении времени тянущиеся причинные цепи и образуют великую, общую, с частыми переплетениями сеть, которая точно так же всей своей шириною движется вперед в направлении времени и которая, собственно, и составляет мировую жизнь. Если мы вообразим себе теперь эти отдельные причинные цепи в виде меридианов, идущих в направлении времени, то все одновременное и именно потому не стоящее между собой в непосредственной причинной связи можно будет обозначить параллельными кругами. И хотя лежащее под одним и тем же параллельным кругом не находится между собой в непосредственной зависимости, все-таки благодаря сплетениям всей сети или тянущейся в направлении времени совокупности всех причин и действий оно косвенно стоит в какой-нибудь, хоть бы и отдаленной, связи: и потому его теперешняя одновременность есть нечто необходимое. На этом и зиждется случайное совпадение всех условий какого-нибудь в высшем смысле необходимого события - наступление того, что пожелала судьба.
Опираясь на философию Шопенгауэра и идеи Лейбница об изначально установленной гармонии всех вещей, Юнг вводит принцип синхронистичности как альтернативу линейной причинной следственной связи. Он пишет:

"Философским принципом, который лежит в основе нашей концепции закона природы, является причинность. Но если связь между причиной и следствием оказывается только статистически и только относительно истинной, то принцип причинности только относительно годится для объяснения природных процессов и, стало быть, предполагает существо­вание одного или нескольких необходимых для объяснения факторов. Можно сказать, что связь между событиями при определенных обстоятельствах имеет отличный от причинного характер и требует другого принципа объяснения."

Согласно Юнгу, синхронность - это не причинно-следственный связующий принцип, который относится к важным совпадениям событий, разделенных во времени и пространстве . Юнга, который вообще интересовался странными совпадениями, главным образом интересовали те совпадения, в которых различные внешние события имели осмысленную связь с внутренними переживаниями, например, со снами, фантазиями и видениями.
Группы или серии случайностей представляются, по край­ней мере в свете нашего современного образа мышления, бессмысленными и находящимися, в общем, в пределах веро­ятного. Однако, происходят также и события, "случайность" которых может быть подвергнута сомнению. Я приведу только один из великого множества примеров. Я записал его 1-го апреля, 1949 г.: Сегодня пятница. На завтрак у нас рыба. Кто-то в разговоре со мной упомянул об обычае делать из кого-то "апрельскую рыбу". В то же самое утро я занес в свой блокнот надпись, которая гласила: "Est homo totus medius piscis ab imo"
(Человек целостный есть рыба извлеченная из глубины). Днем одна из моих бывших пациенток, которую я не видел уже несколько месяцев, продемонстрировала мне не­сколько впечатляющих картин с изображениями рыб, которые она нарисовала за то время, что мы не виделись. Вечером мне показали кусок гобелена с изображенными на нем рыбоподоб­ными чудовищами. Утром 2-го апреля другая пациентка, с которой я не виделся уже несколько лет, рассказала мне сон, в котором она стояла на берегу озера и увидела большую рыбу, которая поплыла прямо к ней и выбросилась из воды к ее ногам. В это время я занимался изучением истории символы рыбы. Только одно из упомянутых мною здесь лиц знало об этом.

Все это вызывает вполне естественную мысль о смысловом совпадении, то есть о связи иного, не причинно-следственного, свойства. Должен признаться, что эта цепочка событий произвела на меня значительное впечатление. Мне показалось, что в ней присутствует какое-то нуминозное качество. В подобных обстоятельствах мы склонны говорить: "Это не может быть простой случайностью", даже не зная, о чем мы, собственно, говорим.
Карл Густав Юнг
Швейцарский психиатр и педагог, основоположник одного из направлений глубинной психологии - аналитической психологии.
Именно эти совпадения, самые разнообразные и необычные, Юнг назвал синхронностью. Он определял такую синхронность как "одновременное наступление того или иного психического состояния и одного или нескольких внешних событий, проявляющихся как осмысленные параллели субъективному состоянию, имевшему место в тот момент". Синхронности могут принимать множество различных форм: одни связывают людей и события, разделенные расстоянием, другие - временем.

Юнг также приводит такой пример: "Проблема синхронистичности занимала меня уже давно, пожалуй, начиная с середины двадцатых годов, когда я изучал феномены коллективного бессознательного и все время на­талкивался на связи, которые просто не мог объяснить случайностными группами или "сериями". Я обнаруживал "совпа­дения", настолько многозначительно связанные, а вероятность их "случайности" выражалась такой астрономической цифрой, что они явно были "смысловыми". В качестве примера я приведу случай из своей практики. Я лечил одну молодую женщину и в критический момент ее посетило сновидение, в котором ей вручили золотого скарабея. Когда она мне рассказывала это свое сновидение, я сидел спиной к закрытому окну. Неожиданно я услышал за собой какой-то звук, напоминавший тихий стук. Я обернулся и увидел какое-то летучее насекомое, которое билось о наружную сторону оконного стекла. Я открыл окно и поймал создание на лету, как только оно залетело в комнату. Оно представляло собой самый близкий аналог скара­бея, который только можно найти в наших широтах. То был скарабеидный жук, хрущ обыкновенный (Cetonia aurata), ко­торый, вопреки свои привычкам, явно именно в этот момент хотел проникнуть в темную комнату. Должен признаться, что ничего подобного не случалось со мной ни до того, ни потом, и что сновидение пациентки осталось уникальным в моей практике".
Склонность мыслить с позиции причинности - вот одно из главных оснований того, почему астрологию так неистово отвергают. Я вспоминаю одну из бесед о трансперсональной психологии с Карлом Саганом, во время которой он, между прочим, выпалил: "Астрология - полнейшая чушь: ведь я, стоя здесь, влияю на тебя куда больше, чем Плутон". Совершенно ясно, что он рассматривал эту тему сквозь призму таких понятий, как массы, расстояния, силы тяготения и другие физические величины. Но такой подход совершенно упускает из виду главное. Критики астрологии, в том числе и Карл Саган, не понимают, что астрологи используют сложную парадигму, которая утверждает существование синхронной связи между планетами, человеческой психикой и внешними событиями. Чтобы постичь астрологию, нужно мыслить с позиции синхронности.
Станислав Гроф
Чешский и американский психолог и психиатр, один из основателей трансперсональной психологии и пионеров в изучении изменённых состояний сознания.
Более правильное понимание астрологии можно проиллюстрировать на одном простом примере. Когда я смотрю на свои час показывающие точное время, и вижу, что на них семь, я могу сделать вывод, что все точные часы в этом же часовом поясе тоже будут показывать семь часов. Далее я могу с достаточной уверенностью предположить, что, включив телевизор, смогу увидеть новости которые передают в семь часов, или что в ресторане, где я заказал ужин на семь часов, к моему приходу будет накрыт стол.

Это, разумеется, не означает, что мои часы оказывают непосредственное влияние на все другие часы, вызывают показ новостей по телевизору или влияют на сознание обслуживающего персонала ресторана. Просто все эти события синхронны по отношению к астрономическому времени - скрытому измерению, которое действует "за кулисами" и не может восприниматься непосредственно.

Точно так же понимание, лежащее в основе астрологии, предполагает, что во вселенском порядке вещей движения планет и геометрические аспекты, которые они образуют друг с другом, соотносятся со скрытыми архетипическими движущими силами, которые определяют события во внешнем мире. Поскольку планеты видимы, их можно использовать для того, чтобы предположить, что происходит в мире архетипов или, используя вышеописанный пример, что показывают "часы" в этом архетипическом мире. Угловое соотношение расположения планет в то или иное время и расположения планет в нашем катальном гороскопе указывает на то, как данная ситуация может проявиться в нашей личной жизни.
Точно так же понимание, лежащее в основе астрологии, предполагает, что во вселенском порядке вещей движения планет и геометрические аспекты, которые они образуют друг с другом, соотносятся со скрытыми архетипическими движущими силами, которые определяют события во внешнем мире. Поскольку планеты видимы, их можно использовать для того, чтобы предположить, что происходит в мире архетипов или, используя вышеописанный пример, что показывают "часы" в этом архетипическом мире. Угловое соотношение расположения планет в то или иное время и расположения планет в нашем катальном гороскопе указывает на то, как данная ситуация может проявиться в нашей личной жизни.
Made on
Tilda